Краеведческий Компас
Центр развития истории и культуры региона
АНО «Центр стратегических исследований Ульяновской области»

  • Краеведческий компас. Центр развития истории и культуры региона
    АНО «Центр стратегических исследований Ульяновской области»

  • Краеведческий компас. Центр развития истории и культуры региона
    АНО «Центр стратегических исследований Ульяновской области»

  • Краеведческий компас. Центр развития истории и культуры региона
    АНО «Центр стратегических исследований Ульяновской области»

S5 MP3 Player - плагин joomla Mp3


С.Н. Серягин

О симбирских храмах

Никогда нельзя угадать – где поджидает тебя очередная находка. Казалось бы, всё давно написано, опубликовано и исследовано, но случайно попавшая на глаза фраза вдруг ставит вопрос и всё начинается заново – подбор источников, их сравнительный анализ… жизнь продолжается!

Давно всем известно, какую ценность может представлять переписка как источник исторической информации. Это только поначалу может показаться, что ничего в них нет, кроме, может быть, частных сведений об адресате, или новостей из жизни отправителя. Не только в этом ценность, скорее даже совсем не в этом. Автор письма может быть свидетелем каких-то важных событий, или выразителем общественного мнения, но и без этой глобальности – аналитический ум всегда найдёт, что выделить. Хоть крупицу, но золотую. Так, например, в письме от 2 апреля 1838 года П.В.Киреевский, гостивший в это время в Симбирске, пишет: «… у заутрени буду в домовой церкви у Ивашева, здесь слишком мало церквей по народонаселению, и потому во всех и всегда бывает такая теснота, что повернуться невозможно». В письме есть сведения о фольклорных занятиях самого Киреевского, и о принявшем его Н.М.Языкове, об отъезде губернатора Хомутова в Вятку, но всё это сведения, имеющие довольно узкую значимость. Представленный же фрагмент, напротив, вызывает интерес достаточно серьёзный в силу своего содержания: фраза даёт интересную характеристику города, картину городской жизни.

Можно смело констатировать – истина в его словах есть, и не малая, по данным «Топографического описания Симбирского наместничества» 1783 г., составленного надворным советником Т.Г.Масленицким: «В городе Симбирске приходских церквей 12 (к этому можно добавить 3 церкви монастырские и соборную – С.С.) … всего (населения, включая дворовых людей – С.С.) мужеска 5464, женска 5366 человек; все они христианской веры греческого исповедания (то есть, около пятнадцати церквей на десять тысяч человек)». Существенному приросту населения способствовала война 1812 года, когда многие помещики, проживавшие в Москве, вернулись в Симбирскую губернию (в 1817 году упомянутый выше П.Н.Ивашев продал дом в Басманной слободе и окончательно перебрался в Симбирск).

Помимо количества церквей немаловажное значение имели их размеры. Так, например, Владимирская церковь (ближайшая к дому Языковых, где гостил автор письма) после расширения в 1874 г. имела следующие размеры: вместе с солеей (возвышение пола перед алтарной преградой или иконостасом) 8 сажен ширины и 4 сажени длины до столбов (приблизительно 17 на 8 метров, сажень = 2, 16 м.). Вошедшие в состав церкви стены прежней церкви имеют 2 сажени в длину и 4 в ширину.


 

Владимирская церковь в Симбирске

При этом было бы безосновательно думать, что так всё мрачно, в 1841 году был достроен новый Троицкий собор, в 1849 г. расширяется Спасо-Вознесенский собор (бывший ранее приходской церковью), перестраиваются и некоторые другие храмы (основной период реконструкций приходится на 1860-1880-е гг.).

Но и в более ранний период не всё так было просто, как может показаться. По штату Владимирской церкви полагалось два священника, дьякон и 4 причетника, но в 1824 г. одна вакансия священника и две причетника были, по просьбе прихожан, упразднены из-за бедности прихода. Упраздненный второй штат был восстановлен в 1842 году, с присоединением домовой церкви князя Хованского – бывшей домовой церкви Ивашева. Эта церковь (не имея собственного здания, она помещалась в жилом доме) во имя Тихвинской иконы Богоматери, была устроена по личному прошению первого Симбирского губернатора графа А.В.Толстого (1736-1815), который по старости не мог посещать приходскую церковь. С приданым дочери В.А.Толстой, дом перешел к П.Н.Ивашеву, отдельным документом удостоверялось право на сохранение церкви. Также с наследством церковь перешла к князю Хованскому, а в 1844 году дом был продан епархии под резиденцию.

Таким образом, всё вышеизложенное позволяет сделать ряд объективных выводов:

  • На примерно 10 тыс. православного населения приходилось ограниченное количество храмов, естественно, что в дни богослужений (особенно праздничных) наблюдалась теснота, которую и отмечает автор письма.
  • Своё определенное влияние оказывает не только количество церквей, но и их размеры.
  • Отмеченная проблема характерна для 1-й половины XIX века, в дальнейшем ситуация коренным образом меняется – появляется новый Кафедральный собор, увеличивается вместимость перестраиваемых церквей. По словам исследователей, это связано с социальным составом общества, родовитое дворянство 1-й половины столетия не столь охотно жертвует на храмовоздвижение, как развивающееся купечество послепожарного Симбирска.
  • Для исследования темы возможно привлечение разнообразных источников, так, например, размеры церквей описаны у Баженова или Яхонтова; регистрационное количество прихожан также отражено в справочной литературе. При этом поводом к исследованию может служить самая рядовая фраза, случайно обнаруженная в частной переписке.

Центр развития
истории и культуры региона
АНО «Центр стратегических исследований
Ульяновской области»

+7 (8422) 24-06-16, 24-06-17
e-mail: csi-history@mail.ru